Поиск по сайту:
Официальные аккаунты писателя Макса Алексеева в социальных сетях и контактная информация
Публичный дневник писателя Макса Алексеева, с возможностью купить книги автора
Новости   Архив   Книги   Издателям   Для СМИ   Donation   От писателя

Глава 16. Ужин при свечах

- Ваш выход.
- Опиши мне свои диагнозы, поставь подписи под столом.
- Для начала опрокинь немного кайфа.
- С тобой, вместе.
- Я завязал.
- Хорошо, а я все же продолжу.
- Хуев герой.
- Иди нахер.

Третий день в тумане начинал сводить его с ума. Он успел заменить ему полноценную жизнь и не собирался растворяться в обилии минеральной воды, что он пил с утра до вечера. Он больше не мог двигаться и мечтать о будущем. Его остановили на полпути, чтобы втоптать в грязь — для урока всем, кто решит последовать его путем. Они даже хотели его убить, поощряя бездействием. В далеком прошлом, которое тянется вереницей воспоминаний и страшных снов. От мыслей, о которых он хотел сбежать. Чтобы слиться со сном и больше никогда не видеть тех, кто был с ним рядом.

В этом настроении было нечто интимное. Нечто, что невозможно пережить с другими людьми. В стенах и воздухе, в звуках и красках. Они все остались за бортом этого лайнера, уносящего безмятежную душу в глубины бессознательного. Ему хотелось парить словно птица, широко расправив невидимые крылья. Влетев в открытое окно, на которое упал его взгляд. На пугающую высоту и белоснежный горизонт. В возникающих мыслях о несчастных случаях. О близком конце и страхе болезненной смерти от многочисленных переломов. Его боль была топливом, от которого он порядком подустал. Он больше не хотел чувствовать ее. Он изнывал от депрессии и тоски. Возвращаться к ней было не за чем. Он продолжал глотать их каждый вечер, запивая изрядным количеством алкоголя. Глотать и мечтать уехать прочь от всех, кто его знал.

Спустя несколько дней мир начал прорываться в его сознание. Пицца снова оказалась вкусной, а взгляды людей отвратительными до безобразия. Он съел ее всю, не оставив и крошки. Руки с трудом слушались, реальность все еще оставалась потусторонней картинкой, не дающей в полной мере насладиться одиночеством. Разбитое сознание, сознание вечной нирваны. Оно нуждалось в точке опоры и стучало по струнам желаний, налагая отпечатки пальцев на стеклянные двери по пути на балкон. Во дворе он увидел собаку, неподалеку от которой остановилась машина. Из нее вышел мужчина и заглушил мотор. Вкус никотина на губах захватил его мысли и он отпил немного воды из стакана. Пытаясь разобраться в смысле слов, доносящихся снизу. Он закрыл глаза и представил их вместе. В этой большой и пустой квартире. Намазанных, словно масло, на свежий бутерброд.

Он бы сделал очередной ужин при свечах, чтобы подарить теплые поцелуи и радость проведенного вместе вечера той, которую любил до сих пор. Но мир сошел с ума и сделал то, что, в сущности, уже не имело никакого значения. Разобрался с ними раз и навсегда, обломав последнюю надежду на возвращение. Прячась за горизонтами и глупыми мыслями, формами и разочарованиями. В один прекрасный день, он подставил им подножку и заявил, что их жизнь прожита зря. На обратном пути, когда он закинулся парой колес и решил пропустить закат на кровати, согретой лучами жаркого дня. Он схватил его за руку на верхней полке экспресса, где нет коллег и друзей. Где нет добрых и отзывчивых, сочувствующих пассажиров-медиков. Тех, кто помогли бы ему встать на путь борьбы с противоречиями и законам больного разума. Нарушая кем-то установленные правила, провоцирующие ввязываться в конфликт интересов. Без права на передышку, без права на насилие и извращения. С горьким привкусом жизни, приобретавшим для него оттенок кофе с сигаретами. Еще один в коллекции мятущихся судеб. День ахуевших надежд.

Когда он открыл глаза, он увидел свисавшую над собой тоску. В подворотнях и в канализации, в пустых разговорах и нечаянных встречах. Она боялась его, тянула часы и дни. Пыталась вырваться наружу и раствориться в компании друзей и подруг. Плакала по ночам и целовала его нежные губы. Лежала на кровати в комнате подруги и пила горячий глинтвейн. В ее голосе была сладкая помада, капающая с влажных губ, а глаза звали жестко выебать молодое тело, растянутое на ржавой стали в комнате пыток. Он подошел к книжному шкафу и удивился обилию серьезной литературы на ее полке. Через несколько дней он заглянул к ней снова. С вином и презервативами.

- Нет, не сегодня.
- Ты не выспалась?
- Да, я же сова.
- Точно.
- Иди к ней.
- Но я пришел к тебе.
- Ей это больше сейчас нужно.
- Ты думаешь?
- Да, а мы еще встретимся.
- Обещаешь?
- Обещаю, встретимся.


Купить книги Макса Алексеева на OZON, Литрес, Amazon, Google Play и Apple Store

+18

©Макс Алексеев, писатель

По вопросам и предложениям:
info@maxalekseev.com

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru