Поиск по сайту:
Официальные аккаунты писателя Макса Алексеева в социальных сетях и контактная информация
Публичный дневник писателя Макса Алексеева, с возможностью купить книги автора
Новости   Архив   Книги   Издателям   Для СМИ   Donation   От писателя

Глава 37. Ночные кошмары

Каждую ночь его встречали кошмары. Они открывали ставни окон и приглашали на долгие заунывные беседы. Он входил слегка потрепанный и растерянный. Молчаливые тени рассаживались за столом, наливали чай и ничего не говорили. Ему хотелось сбежать, превысить дозу и заснуть. Они говорили, что это самый безболезненный и спокойный способ, чтобы уйти навсегда.

Ему не зачем было мстить и он, в сущности, никого не винил. Он высунулся в окно. Легкая дымка опускалась на город, по карнизам стучал дождь. Он продолжал бороться с мыслями о смерти, продолжал идти вперед во что бы то ни стало. Шаг за шагом, на крутом подъеме. В одиночестве и непонимании окружающей его действительности.

Мир говорил с ним на совершенно незнакомом языке. Его слова были подобны шепоту тысячелетнего старца. Он поддерживал его в трудные минуты, успокаивал в отчаянии. Опьяненный свободой, он забывал про тех, кто шел рядом. А они тянули его за собой, не в силах продолжать восхождение. Они бились в конвульсиях у подножия горы, сыпали проклятиями и рвали вены на руках. Обезображенные лица, расплавленные в жижу массы.

Каждый раз, выходя на улицу, он встречал мир какой-нибудь мыслью, словно здоровался с ним. Тот отвечал рассветом, покачивающимися вывесками и тусклым светом фонарей. В этом всем был какой-то смысл. Словно тень роковой ошибки, огонек манил его лучом неизвестности. Он поставил на кон все - именно так он представлял себе эту жизнь, наполненную до краев прокисшим вином. Заблеванной пиздой, в которую кончали пьяницы всего района. Улыбкой сумасбродной дуры, сходящей с ума без секса.

- Знаешь, есть проблема.
- Какая?
- Меня жена не отпустит.
- Мое дело предложить.
- Я не отказываюсь, но без нее я не смогу поехать.
- Она не доверяет тебе?
- Ты не понимаешь.
- Так в чем же дело?
- Я не поеду без нее.

Он считал, что дороги кладут для одиноких путников. Они хранят в себе тайны и открывают новые горизонты. Все дороги ведут в Рим, но это правило работает лишь для тех, кто не хочет искать приключений. Собрался в путь — оставь свой багаж дома. Не смотри на карту, не планируй и не загадывай. Будь собой и откройся миру, словно близкому другу.

Именно таким представлялось ему путешествие, наполненное трудностями и борьбой за выживание. Безумные идеи, безумные мысли и планы на будущее. Они разрушили его мир, который он усердно сохранял на протяжении многих лет. Но они ошибались, что способны сломать его. Ему было нечего терять — это была его заповедь и философия. Это была его сила и сама Жизнь.

Некоторые чувствовали свободу, словно разлагающийся труп. Словно хаос разрушения привычного теплого мирка, в котором они привыкли пить пиво. Долгими вечерами залипая за клавиатурой и порнографическими видео. Обиженные на партнеров, ищущие свою вагину или член, они уходили не попрощавшись. Сидели за одинокими столами и строили планы на семейную жизнь. Привязанные к сексуальным фантазиям, стремящиеся узаконить порок и оргазм, они одевали друг на друга кольца тоски по утраченной свободе.

Старая мораль, выцветшие краски любовной литературы. Что им до изящных трусиков, когда любовь продается на каждом углу? Они знали, что продажная любовь защищала их от рабства. Под инъекциями свободы они шли раздвигать ноги молоденьким девицам, пить до состояния полной невменяемости и презрения.

Они втаптывали женщин в грязь, били по их лицам кулаками и плевали им в лица. Разъяренные, они смотрели на тех, кто хранил очаги, и мечтали надеть на них ошейники. Униженное поколение мужчин, не находящее себе места в семьях. Разведенные парочки и измученные изменами молодожены. Их любовь не стоила и копейки тех денег, что они несли в публичные дома. Поколение времени, поколение безразличия к самим себе.

Он начинал понимать, как работает эта система. Сначала ты вводишь пароль, который тебе присылают в почтовом конверте. Он милый, простой и украшен разноцветными обещаниями. Как ее милые глаза, смотревшие в его искренне и чисто. Как ее одежда, опрятно сложенная на полочке. Затем раздавался звонок и она шла в другую комнату, чтобы он не слышал интонаций и голоса. Это значило, что пароль введен верно. Но они слишком много на себя брали. Пытались удержаться за руль и вздремнуть на ходу. Ходили по тонким струнам, блевали в общественных местах. Дикими собаками, замечаниями и взглядами, исполненными укора.

В ее глазах он видел глупое желание быть. Не имеющее смысла и достаточных оснований. Хорошая подстилка для богатого папика. Идеальная домохозяйка и жена, подруга и любовница. Домашний аксессуар, карликовая собачка.

Все что ему оставалось делать — это наблюдать. Он вчитывался в каждое ее слово, закрывал глаза и уносился в прошлое. Пытался обрести утерянную свободу и иногда задевал ее пальцами. В ответ та носилась птицей над его головой и не давала засыпать по ночам. Манила стройными фигурами и сладкими винами. Успокаивала музыкой и бодрила горячим кофе.

Она искала единственного, понятия не имея ни об одном из них. Планировала жить с тем, о ком ничего толком не знала. Жить и вести хозяйство, жить и смотреть всю жизнь желтые страницы передач. Вставать по утрам и готовиться к трудному дню, к мойке посуды и планированию бюджета. Она хотела стать его матерью, его инцестом и пороком. Ненавистным и тошнотворным. Загнанной в угол обыденностью, застреленной иллюзией ложного подчинения.

Все, что ей было нужно — жалость. Ей были пропитаны улицы и тротуары, желтые машины такси и трамвайные пути. Жалость носилась в воздухе вихрями пыли. Оседала на автомобилях и окнах, ломилась в подъезды испорченными ключами. Но она не могла достать до нее, лежавшей на верхней полке мечты.

- Думаю, он будет моим единственным.
- Человека неплохо было бы узнать для начала.
- Да, но мне кажется, что я сразу почувствую.
- У тебя же был парень?
- Был, мы недавно расстались.
- Почему?
- Он странно себя вел. К тому же, мне еще один молодой человек понравился.
- А как же я?
- Мне интересно с тобой общаться, ты красивый.
- И на том спасибо.
- А еще мы с ним начали работать, но это так тяжело.

К тому времени он уже забыл о своих чувствах к этой девушке. Его интересовало только ее тело. Возможностей он не искал, как и не давал повода для свиданий. Привязанность на фоне разочарований не входила в его планы. Доступный секс - слишком просто. Он не собирался делать его доступным. И уж точно не с ней.

Начиналась очередная игра — жестокая по своей сути, задевающая за живое. Подача и ответный удар. Шелковое белье и одинокая постель. Крепкий алкоголь и истерика в руках подруг. Попытка вскрыть вены, привлечь внимание и заснуть на руках у невротички-девственницы.

Смысл жизни был для него давно потерян. Многие вообще не задумывались о нем. Жизнь — прекрасная рулетка. При желании они даже могли повлиять на решение судей. Распахнуть двери и лечь на зеленый газон. Под пылающим солнцем, в беззаботной неге по сну.

Он знал, что стоит ему щелкнуть пальцами, как вечером она прибежит отсасывать его член. Очередная милая девочка, запутавшаяся в своих чувствах. Ищущая нежности и понимания. Таящая в объятьях и просыпающаяся с улыбкой на лице. Без продолжения, без сожаления и надежд. Она была из тех, кто без разговоров соглашался на секс. Она просто любила делать это.

Секс не давал ей права посягать на его свободу. И, обиженная, она молча вышла из комнаты потупив взгляд в пол. В коридоре она поправила ремешок сумки и подкрасила глаза. Ее ждали новые рассказы о сложной жизни, о трудностях переходного возраста и надоедливых женах. Кому как не им было необходимо прийти ей на помощь. Свежая кровь, чистые мысли и расписанный по пунктам день. Ничего не имеющая общего с реальностью. Выверенная до грамма, втянутая губами в шприц. Загнанная под чужую вену в порывах желания и ненависти.

- Мне было страшно, мы держали ее вместе.
- Парень ушел?
- Да, ей было очень больно. Мы все перепугались.
- Такая ранимая.
- Она любила его.
- Возможно.
- Я точно тебе говорю.
- Я и не спорю.

Он продолжал цинично втягивать никотин, листая газетные заголовки. А она все не унималась, рассказывая о том, как позвонила ее матери и еще долго не могла уснуть. О том, что пыталась вправить ей мозги, хотя сама недавно думала о суициде.

Красивое тело, твердые соски и каменный член — все, что было ей необходимо, чтобы свести его с ума в этот вечер. Ей уже было недостаточно смотреть на изнасилования и свинг-вечеринки. Она перестала довольствоваться вибратором, погруженным в попку. Они хотели настоящего доминирования, настоящих ран и растерзанных сердец.

- Тебе скучно?
- Что ты, это интересная история.
- Скучно.
- Скорее грустно.

В тот вечер у него закончились эмоций.

Он открыл кошелек и грустно посмотрел на дно отделения. Он слишком долго глушил их сигаретами и алкоголем. Неправильными советами, врачебными ошибками. Вырывающимися из бездны мыслями и демонами. Кусками мяса на раскаленной сковородке. Желание мастурбировать и кончать. Ее диким желанием быть изнасилованной. Упавшей на дно колодца, разбившейся в автокатастрофе.

Ее исполненные страха глаза в очередной раз смотрели на него. Они искали взаимности и согласия на длительные отношения. Они хотели найти и потерять возможность. Шанс удовлетворить животные инстинкты. Они медленно ступали по раскаленному песку пустыни. Уставшие и растерзанные чувствами. Две тени времени, плюющие на мораль и правила доброго тона.

Они часто слушали пустые слова, не имеющие смысла. Потом шли на кухню и запивали пилюли настоящей любви, которой не осталось в мире порочной свободы. Свободы, перевернутой в линзах вседозволенности. Зажатой в толпе за скидками и акциями. Любви, требующей полной отдачи, отдачи до смерти, до остановки сердца. До собственной жизни, раз и навсегда выбранной на навигаторе мирового лохотрона.

Брошенная очередным мужчиной, она снова льнула к его губам. Рулетка была запущена. Шарик звонко скакал по кругу. Черные и красные. Голубые глаза и светлые волосы. Щетина и неопрятный вид. Разорванная упаковка влажного презерватива. Словно хирургические перчатки и острые лезвия скальпелей. Он положил ее на кровать и стянул трусики. Она вздохнула и закрыла глаза. Мир упал к ее ногам, слетелся стаями ворон и голубей. Дверь была закрыта на ключ.

Из коридора донесся стук в дверь.

- Кого, нахуй, там принесло?


Купить книги Макса Алексеева на OZON, Литрес, Amazon, Google Play и Apple Store

+18

©Макс Алексеев, писатель

По вопросам и предложениям:
info@maxalekseev.com

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru