Поиск по сайту:
Официальные аккаунты писателя Макса Алексеева в социальных сетях и контактная информация
Публичный дневник писателя Макса Алексеева, с возможностью купить книги автора
Новости   Архив   Книги   Издателям   Для СМИ   Donation   От писателя


Глава 44. Один на один

Он смотрел на длинные ветки обмокших в сырой воде каналов. На грязную хлорку ржавых труб. На водосточные капли, бьющие больнее сотен неудач. Когда его сердце бешено колотилось, когда оно хотело спокойствия и тепла. Ласковых слов, прощаний и встреч.

Новая звезда вспыхнула на небе, пробиваясь сквозь черные облака, несущиеся на восток. Вечер завывал причудливыми зверьми, бился в окна и срывал крыши. Он оделся и погасил свет. На лестничной площадке хлопала дверь. Он застегнул кофту повыше и приготовился к холоду. Безумные бетонные стены. Цифры на стене. Пятнадцатый этаж. Двери лифта с шумом закрылись, оставив за собой статический мир безразличия. Мир несбывшихся надежд и переживаний.

Один на один, он шагал навстречу северному ветру, безобидно игравшему строительными лесами. Он срывал с них огромные шторы и развивал их словно флаги. Впереди чернел горизонт. Слева - огни города освещали небо, справа - мигали красными точками краны, обнажая огромные волны залива.

Он шел во тьму, чтобы справиться со своей болью. К ней, что ложилась на песчаный берег и пыталась сдвинуть камни. Засасывала непокорную воду в космические глубины. И билась в конвульсиях на песке. Чувство страха и тревога отступали в безмятежность. Спустя некоторое время, когда одиночество оставляло его один на один с самим собой.

Пляж бросал ему вызов и он принимал его без сомнений. Он уходил дальше, к темным камням и голым деревьям. Шагал по огромным бетонным плитам, ведущим на мокрые дорожки. К горизонту, где огромные прожектора освещали строящуюся башню. Он чувствовал свободу, которая роднила его с отцом. Свободу и мужество сделать первый шаг — он знал, что нечто стихийное было в них обоих. То, что пугало людей и заставляло их пятиться назад.

Он пытался говорить с ветром, призывая его на помощь. Пытался найти общий язык с природой черной глубины, разбивающейся о камни. И только внутренний голос корчился от возмущения, заставляя еще больше закутаться в теплую куртку.

Он расправил спину, открыл свой дух ветру и холоду. Посмотрел еще раз на черную даль и пошел к воде. Чья-то фигура медленно шла по береговой линии, стараясь на утонуть в холмиках снега. Вода разбивала пляж, утаскивая за собой мокрую кашу. Небольшой обрыв разделял еще сухой песок с полосой вылизанного берега. Он спрыгнул и идти стало легче.

Летом в этой части пляжа утонул человек. Он был совершенно пьян, но и этого хватило для того, чтобы умереть на отмели в окружении сотен людей. Вода нещадно забирала жизни, жара плавила мозги, а спасатели продолжали нырять в глубину соленой воды, чтобы обнаружить очередного утопленника, который мирно покоился на дне. Пьяный и счастливый. Навсегда покинувший свою жену и детей.

В телефонном разговоре он услышал двуличные нотки возрастающего желания. На фоне кто-то смолк, это был мужской голос. Она сказала, что выезжает и скоро будет на остановке. Он сказал, что пойдет к ней и они встретятся где-нибудь у берега. На самом деле, ему не хотелось возвращаться домой. Он не хотел оказаться в тепле квартиры и пытаться скоротать вечер в ее компании. Она пугала его, заставляла нервничать и переворачивала весь его внутренний мир. Он уже где-то слышал эти нотки, слышал этот желчный смех в ее словах. Словно толстое стекло, между ними появилась глыба льда, от которой становилось холодно и тревожно.

Каждый вечер он приходил домой и зажигал четыре свечи. Затем он ставил ароматную палочку и воздух наполнялся клубничным дымом. Этот ритуал дарил ему тепло и спокойствие. С этих секунд он уже никого не пускал в свое сердце, оставив его лишь для тех, кто был ему действительно дорог. Он вспоминал людей, которые подарили ему смыслы и открыли новые начала. Вспоминал прекрасные моменты из жизни и ему хотелось идти вперед, оставив боль и ненависть где-то позади. Он уже не хотел бежать от проблем. Его интересовало их решение.

- Я снова одна.
- Ты о чем вообще?

Он сделал себе кофе и принялся читать.

В голову лезли грустные мысли, он готов был поставить точку здесь и сейчас, но решил подождать немного. Взвесить все стороны, услышать мнения и вынести вердикт, основанный на движении планет. Все могло измениться в считанные минуты. Он знал это, потому что жизнь не была простой серией решений. В каком-то дальнем углу обязательно таился скелет, о котором еще предстояло узнать. Первый был уже найден на страницах ее дневника. Предстояло шагать дальше — в самую глубь комнаты, к самому темному и скрипящему дверцами шкафу. Сгнившему гробу, рассыпавшемуся по их квартире щепками сарказма.

Прощая и забывая, он давал волю птицам счастья порхать по веткам огромного дерева. Они зарились на солнце и засыпали под массивным стволом. Но он уже больше ничего не чувствовал, кроме боли и отвращения. Словно по его сердцу в очередной раз водили острым лезвием.

Он решил списать это на общую усталость и стрессы, но эмоции не могли подвести его. Они были сильнее разума и логики, они стучались в двери разума учащенным сердцебиением, рвали нити нервов и взрывали мозг сиренами. Исход был предрешен заранее и он готовился принять его с холодным рассудком.

Ему уже приходилось переживать нечто подобное, поэтому предстоящий разрыв не казался ему особенно трагичным. Его интересовало другое — все те линии, по которым она жила и планировала дальнейшую жизнь. Все те мысли, которые допускали существование отношений во лжи и недоверии. Всю ту мерзость современного мира и пародию на любовь, стремящуюся собрать в общих руках богатства и блага, чтобы скоротать старость перед лицом голубого экрана.

Боль наполняла его сердце, она говорила с ним примерами и образами. Стучалась в окно разбитой птицей, искала надежду и давала силы жить дальше. Он верил в любовь, он не готов был предавать те чувства, что уже смог испытать. Он не готов был на меньшее и не стремился сохранить ту дешевую разменную монету, которую предложила ему жизнь на этот раз.

Самое ужасное чувство, которое только могло возникнуть в таких отношениях, он уже обрел. Он стал жалеть ее, сделавшую свой тривиальный выбор. Выбрав человека, который был сломлен и только лишь поэтому гиперактивен. Она полностью отдалась в руки судьбе, которая привела ее к восхождению. Теперь их дороги расходились и ей предстояло сделать еще один выбор между ним и той ложью, в которую она погружалась день ото дня.

- Зачем ты так поступаешь?
- Не знаю, это же нормально.
- На самом деле, я бы хотел посмотреть на это.
- Ну, это же не интимная обстановка.
- А какая разница?

На какое-то мгновение она задумалась.

К такому повороту она была явно не готова. Но он знал, к чему приводит такая двуличность, от которой он пытался избавится еще со школьной скамьи. Он пытался избавиться от тех образов, в которые его облекали окружающие люди. Он срывал маски и обнажал душу, он говорил то, что думает и бежал тех, кто пытался сделать его частью собственной картины мира. Он не хотел служить и не хотел иметь рабов. Он мечтал жить в мире свободы и любви, в мире понимания и светлых мыслей. Он дарил людям уверенность в себе, показывал им счастье и водил по улицам безмерной любви к самому себе.

В очередной раз, приютив самоуверенного котенка, он совершил роковую ошибку. Он отказался дрессировать бедное животное, отказался указывать ей путь, надеясь на благоразумие. Так говорило ему сердце, так указывал его разум. В поисках большой любви жертвы были необходимы. Жертвы до смерти, жертвы на пределе возможностей. Стоя перед лицом приближающегося поезда, смотря в разрываемое судном море. Умирая в очередной дозе кайфа и приписывая себе вину за совершенное преступление.

Каждая клетка его тела помнила те страшные буквы, которые достраивали картину двуликого бога. Он мысленно проводил линии с цензорами и надсмотрщиками. Вместе с охранниками, спящими по ночам. Он знал тысячи тайных ходов и лазеек для передачек. Миллион свободных секунд в горлышке бутылки игристого вина.

- Спеши, у тебя осталось не так много времени.
- Ничего, что я...
- Иди, иди уже.

Он заглотнул дым, потом сделал еще одну глубокую затяжку и начал смотреть вдоль канала. Он ожидал большего, но кайф так и не наступал. Они скурили достаточно, чтобы все почувствовали провал во времени, но он так ни к чему и не пришел. Он смотрел на него, с отвращением курившего табак в стороне. Потом на компанию, дружно передающую косяк по кругу. В этот момент их уже ничего не интересовало, они мечтали продолжить начатое и поскорее покинуть тухлые берега канала.

Ему хотелось домой. Она несколько раз звонила ему, но он не брал трубку. Не было никакого смысла, да и смыслы уже были давно потеряны. Она не его мать, она вообще теперь для него никто. Все, чем она была — уже давно пройденный этап. Этап безграничного доверия, которое вернулось к нему спустя четыре года. Росток любви, пробивающийся сквозь новую кожу зажившей раны. Он больше не находил слов, у него не было мыслей и идей. Все, о чем он мечтал, рассыпалось мелочью по берегу. Теперь он стал по-настоящему свободен. Но свобода в одиночестве — не преимущество, а скорее драгоценный аксессуар. То же, что потеряли они — было настоящим кладом, обретаемым раз на тысячу или миллион. Он точно не знал. Знал лишь, что об этом все говорят, но выбирают в итоге дешевый товар. Чтобы удолбаться сразу и наверняка.

- Я, наверное, жестокий человек?
- Нет, просто надо распутаться.
- А что, если это нормально?
- Если тебе не комфортно, это не нормально.
- Либо ты боишься и они тоже боятся.
- Я не понимаю.
- А я, кажется, начинаю понимать.

Он в очередной раз затянулся и начал заниматься незапланированными расходами. Расходы на транквилизаторы и алкоголь, расходы на дурь и знакомых девушек. Ведь они все хотели стать его теплыми подушками, оберегами и развратными мамочками. Они мечтали оказаться там, где грусть сочилась из каждой щели на паркете. Они стучались в его двери, звонили на телефон и умоляли о встрече. Он не понимал, что именно привлекало их в нем.

В самый последний миг он потерял интерес к ним, к будущему и к жизни вообще. Он решил поверить в настоящее, встать на ноги и отправиться поднимать любимое железо. Гулять по вечерам и читать новостные сводки. Смотреть старые фильмы и слушать успокаивающую музыку, зажигая по вечерам свечи. Как когда-то делал для той, что до сих пор оставалась в его сердце теплым огоньком.

Смотря на ночную стихию, он пытался привести свои мысли в порядок. Он жалел ее, не понимающую всей сложности ситуации. Ее, что затянулась ядом денег и славы. Он верил в то, что разум позволит принять ей верное решение и отпустить его на волю. Его, который забыл, что такое покупать цветы для любимой женщины. Его, кто забыл, что такое вставать с первыми лучами солнца, думая о любви длиною в бесконечность. С такими простыми мыслями и спокойствием, отобранными стихией города, увлекающей приезжих ласточек на затхлые крыши прогнившего мироздания.


Купить книги Макса Алексеева на OZON, Литрес, Amazon, Google Play и Apple Store

+18

©Макс Алексеев, писатель

По вопросам и предложениям:
info@maxalekseev.com

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru