Поиск по сайту:
Официальные аккаунты писателя Макса Алексеева в социальных сетях и контактная информация
Публичный дневник писателя Макса Алексеева, с возможностью купить книги автора
Новости   Архив   Книги   Издателям   Для СМИ   Donation   От писателя


Глава 49. Набережная сна

Они стояли на утренней набережной.

Гранит был еще мокрый и пах пылью города. Он держался за чугунное ограждение, обильно политое черной краской. Каждый год, слой за слоем. Где-то внизу мирно плескалась вода. Она стояла рядом и смотрела на противоположный берег. На золотой шпиль и разноцветные точки автомобилей. Они о чем-то разговаривали, пытаясь сдерживать эмоции. Ее голубое платье и белая футболочка врезались в его сознание мягким диссонансом.

Он повернулся к ней, продолжая смотреть куда-то в сторону.

- Я пойду.
- Хорошо, я тоже.

Они развернулись к огромному полукруглому зданию и он направился в его сторону. По пути стояли какие-то люди. Мужчина в черном костюме держал слово. Его снимали на телевизионную камеру. За толпой мялся массивный охранник, а чуть поодаль ходил полный полицейский, расставляя оранжевые столбики у тротуара. Он миновал толпу, но желание раствориться в ней еще долго не покидало его.

Люди показались ему нагнанными на какие-то марионеточные выборы. Они воскресали и умирали. По ступеням сожаления и разочарования мимо проходящих безнадежных лиц. В серой массе приевшихся дней, мечтая о солнце и новых знакомствах. Им не хотелось торчать на улице и тем более слушать того типа в костюме.

Она встала на скамейку, чтобы повесить какой-то плакат. В большом зале, под сводами белоснежного гипса. Два молодых человека вызвались ей помочь, на что она с радостью согласилась. Она была старше их и это придавало ситуации пикантность. Они питали к ней чувства и похоть зрелого тела не была для них тайной. Затем она спустилась и куда-то ушла, оставив их заниматься скручивающейся бумагой. Мерзко шелестящей и никак не желавшей распятия на стене.

Он сел на диван у входа и начал смотреть как они крепят белый лист каким-то гвоздиками к деревянной планке. Рядом сели две девушки приятной наружности. У одной были светлые волосы и жизнерадостная улыбка. Такие, которые необходимы ему здесь и сейчас, чтобы пристрелить в зародыше надвигающееся отчаяние. В глазах одной из них появился недоумевающий вопрос. Он обнял ее мягкие плечи и поцеловал, ожидая толчка в грудь и недовольного крика. Но она не стала сопротивляться и продолжила долгий поцелуй.

- Почему ты это сделала?
- Тут есть что-то удивительное?

Но он все таки был удивлен и удивление начало овладевать его сознанием. Искажать картинку реальности и показывать мир сквозь стеклянный шар, переворачивая его в лучах времени и рассыпающихся частиц. Материей хаоса, пожирающей их секунды, чтобы оставить в истории и памяти немногих поколений звездные блики алого космоса. Записанная на миллионы носителей, дарящая будущему возможность быть услышанным в глухих переулках вселенной. В криках утренних птиц и распускающихся цветов. Ему казалось, что все они жаждали тепла и нежности, массивных надгробий и грустных некрологов.

Но они не хотели ярких красок, не хотели радужных напевов белоснежных ангелов и манящей тишины. Шелковые платья были им ненавистны. Они мечтали навсегда расстаться с этим огромным холодным зданием, предназначенным для мерзких развлечений. Для траты денег и приобретения почтения в обществе. Чтобы не видеть по утрам однородную массу розовых тел, спешащих войти в небольшие ангары. Желающих выстрелить в голову, чтобы забрать то, что по праву принадлежало им. На губах его и ее поцелуя.

Он прикоснулся к ее одежде, стягивая потные штаны формулами оперирования — удовольствием, которое не имело предела для тысяч людей, принимающих участие в ежедневном шабаше разлагающейся материи. Он уверенно шел по узкому коридору, пытаясь отвлечься от суеты и лиц, которые не давали расслабиться в душном помещении торгового центра.

Две фигуры преследовали его с самого вечера. С того самого момента, как они открыли карты, стоя у подъезда высотки. Мимо них проходили дети с родителями и старики. Проезжали дорогие автомобили в свете грязных фонарей и мертворожденных фар. Между двумя людьми, запутавшимися в этом бессмысленном мире. От рождения и до смерти.

- Она ненавидела нас.
- Не без ее участия, думаю.
- Вот и пусть валит.
- Ее никто и не держит.

Ему показалось, что жизнь уже давно потеряла всякую ценность.

Он больше не мог просто наслаждаться ей. В красных огнях ламп, под шум музыки. Он ходил из угла в угол и смотрел на людей, пытающихся отыскать в этом хоть какой-то смысл. Он понимал их интересы, но не имел ничего общего с судебным процессом, объединявшим десятки судеб, связанных желание прикончить себя перед объективами видеокамер. Вмазать по линзе горячей кровью и грохнуться на каменный пол танцевального пространства.

В их странном смысле денег и ненавистных ему ожиданий. Требований перешагнуть через себя, через ощущение света и любви, проходящих по его венам гармонией и диссонансом. Он затушил сигарету и отвернулся от нее к стене, дав волю сну расправиться с его дрожащим телом.

Было уже достаточно поздно.


Купить книги Макса Алексеева на OZON, Литрес, Amazon, Google Play и Apple Store

+18

©Макс Алексеев, писатель

По вопросам и предложениям:
info@maxalekseev.com

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru