Поиск по сайту:
Официальные аккаунты писателя Макса Алексеева в социальных сетях и контактная информация
Публичный дневник писателя Макса Алексеева, с возможностью купить книги автора
Новости   Архив   Книги   Издателям   Для СМИ   Donation   От писателя

Глава 5. В ожидании тепла

Сначала к ним подошли рабочие, занимающиеся недалеко от озера ремонтом дороги. Их оранжевые жилетки сверкали в лучах солнца, непривычно выделяясь на прибрежной линии. Затем подошли сборщики мусора, с улыбками смотря в сторону белоснежных птиц. Ребята на минивене принялись делать фотографии, остановившись прямо посреди дороги. Дверца открылась и стройные ножки выпрыгнули на асфальт. Девушка достала расческу и принялась за длинные, развивающиеся на ветру волосы. Объектив ловил линию ее груди, облизывая шею и плечи. Взволнованные птицы за ее спиной били кончиками крыльев по ледяной воде и, чуть оторвавшись от нее, начинали скользить по воздуху.

Он попытался дозвониться до нее, но она не брала трубку. Теряя очередной шанс, он допил третью бутылку пива под одинокий шум волн. Разочарование сменилось поиском ответов на вопросы. Иногда он даже не понимал их смысла. В эксгумации тел и в кровавых расправах над преступниками; в затхлых моргах, забирающих молодых и старых; в безразличии людей друг к другу, самых близких и дорогих. Он пил холодное, с привкусом лжи, пиво. Они опустошали свои души ложью и беспечными надеждами. В следах, оставленных кем-то на песке. В страхе перед таинственной красотой, заставляющей смотреть на киноленту окружающего мира. Мира, требовавшего отдавать долги ненависти и любви. Дикими воплями и публичными расстрелами. Он выкинул бутылку в кусты и перевел взгляд на небо. Оно начало затягиваться облаками.

Его пугало бессмысленное существование, которое казалось ему сродни самоубийству. Некоторым из таких людей, потерявшим веру в человечество, время от времени он жал руку. Не имея определенных планов на жизнь, они с легкостью пускались под ножи вселенской мясорубки. Они не нуждались в чьей-либо помощи и это было их главным оружием в борьбе со здравым смыслом. У них не было дома, не было комнаты или уголка под небом. Бегущие по лезвию несбыточных мечт. Смотрящие с жадностью до жизни. Те, кто оставил тесную квартиру и все, что связывало их с привычным миром вещей в душных городах. Свобода принимала их такими, какими они были на самом деле - с ранами на ногах, с обломанными ногтями и синяками под глазами. Она давала им немного воды и одобрительно хлопала по плечу. Иногда они сожалели о рождении, смерти и перерождениях. Некоторые из них соглашались уйти по своей воле. Другие еще как-то держались на плаву. Делали неуверенные шаги, пытаясь выжить в теплых колодцах теплотрасс. Они, словно пилигримы, обитали на краю мироздания. Безбилетные, зацепившиеся за вагон уходящего товарняка. Под стук колес, пытающиеся найти свой уголок на полустанках, брошенные дети.

Задавая глупые вопросы и не отвечая на поставленные, она пыталась сбежать от самой себя. Она уходила на кухню и ставила чайник на плиту, чтобы приготовить ароматный порошок, моментально растворявшийся в кипятке. Она стирала грязное белье и снова бросалась в объятья цифровых миров, чтобы почувствовать мокрые трусики, облегающие ее вагину. В распахнутом окне, говорившем на языке затянувшейся тоски. За бетонными стенами, ограждающими ее от ненавистного мира. Улицами, врывающимися ураганом хаоса, брызгами луж и спешащими пешеходами. С ними было что-то не так — они сошли с ума, смотря сквозь пальцы на насилие. Сквозь объективы и тела других людей, рассматривая собственные судьбы. Содрогаясь от любви, большой и огромной любви.

Она передала деньги за проезд. Ладонь кондуктора показалась ей грубой, неспособной к любви и ласкам. Через пару остановок она вышла на уже проснувшейся улице. В магазине она взяла сигареты. Зажигалка осветила ее лицо и крем медленно покрыл волосы ароматом жадных вечеров. Он лег на ее щеки тонким слоем макияжа и проник в легкие ударами уставшего сердца. Одиночество шло за ней по пятам, оно было ей к лицу - модный аксессуар, пропуск в мир занятых и образованных людей. В мир ценностей меняющегося курса, эгоизма и вредных привычек. Он хотел стать точно таким же, но последней сволочью ему стать так и не удавалось.

К тому же, целующиеся парочки раздражали ее. Она считала, что секс им противопоказан. За оградами парка, вдоль зеленых аллей и освежающих фонтанов. За столикам кафе и в дорогих ресторанах. Снимая замшевые перчатки и нежно отпивая из чашечки. С загадочными взглядами и изящными движениями. Ради ночи без сна, которая обнажит их тела и сделает беззащитными друг перед другом. Она затянулась свежестью утра и убрала черную зажигалку в карман пальто. То ли набивая себе цену, то ли изысканно нервничая.

В ее жизни снова не происходило ничего интересного. Дым белой струйкой уносился в небо. Ветер раздувал золотистые волосы. На мгновение ей показалось, что не все так уж и плохо во всей этой бессмысленной истории. Она смутно представляла их отношения, точнее она не представляла их вообще. Они просто заходили в кафе, обменивались приветствиями и чего-то ждали друг от друга.

- Что же ты до сих пор делаешь тут?
- Я просто хочу быть с тобой.
- А я боюсь тебя.
- Почему?
- Потому что понял, что не знаю о тебе ничего.

Единственное, что держало его рядом с ней — доступный секс. Иногда — возможность выпить в компании, согревающей пустыми разговорами. Он вспомнил, как она протянула ему монетку и попросила сохранить. Та выпала и затерялась между камнями. В тот вечер он уже не мог стоять на ногах, и постоянно искал за что можно было бы зацепиться. Наверху началась ссора и один парень из их компании решил уйти, кинув на прощание что-то грубое. Она тоже начала собиралась домой. Под раскаты грома и черные тучи, принесшие с собой мелкий дождик. Это была привычная для города непогода. Внутри него разгорался протест — он не хотел отпускать ее так рано. Когда им еще так много предстояло сказать друг другу. Он хотел остаться и заснуть на камнях, но его потащили с собой. Разочарованного и подавленного.

- Вставай, ты не будешь здесь спать.
- Но тут тепло и я мог бы до утра остаться здесь.
- Нет, вставай.
- Я просто лягу на куртку и засну.
- Нет, ты пойдешь с нами.

Он кое-как встал и поднялся по крутому каменистому склону. Наверху он увидел приятеля, героически курившего и смотревшего куда-то вдаль. Дома расплывались и ходили так, словно произошло крупное землетрясение. Поднявшись вслед за ним, она, ничего не сказав на прощание, ушла. Сюрреализм переходил черту всякого терпения - и ее наигранный уход порядком разозлил его. Он было хотел остановить ее и сказать, что между ними все кончено, но уже успел потерять ее из виду. Ничего не говоря, они отправились в сторону железнодорожного вокзала. Вечер подходил к концу.


Купить книги Макса Алексеева на OZON, Литрес, Amazon, Google Play и Apple Store

+18

©Макс Алексеев, писатель

По вопросам и предложениям:
info@maxalekseev.com

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru